Никакая катастрофа экономике Узбекистана не угрожает!

Джамшид Кучкаров рассказал о возможной катастрофе экономики Узбекистана 3

Ответ Министру финансов Республики Узбекистан

Некоторые мои друзья и читатели обратились ко мне с просьбой прокомментировать высказывания заместителя Премьер-министра, Министра финансов Республики Узбекистан Джамшида Кучкарова о возможной катастрофе экономики Узбекистана. Ибо, как об этом писали 2 июля 2018 года такие СМИ Узбекистана как, например, «Kommersant.uz» и «Подробно.uz», на заседании Международного пресс клуба, господин Дж. Кучкаров, не уточняя: о каком именно размере дефицита государственного бюджета идет речь? Сказал, оказывается, что якобы большой дефицит государственного бюджета станет настоящей катастрофой для экономики Узбекистана. И в подтверждение этого высказывания «Kommersant.uz» привел следующую цитату из его выступления в Международном пресс клубе:

«Во втором полугодии 2018 года мы надеемся на лучшее, но перед нами стоят очень сложные макроэкономические задачи. Мы можем впасть в большой дефицит бюджета, это будет просто катастрофа. Это будет означать ВЫСОКУЮ инфляцию (выделено мною – Р.А.), например, возможно в этом году 12-14%, а при большом дефиците – 15% в следующем году. Это настоящая катастрофа. Мы уже никогда не сможем поспевать за расходами. Доходы не будут позволять выполнять расходы в реальном измерении. Мы будем просто бежать за расходами, которые никогда не догоним».

Но прочитав эту цитату из выступления Дж. Кучкарова, мне показалось, что, он, несмотря на то обстоятельство, что имеет ученую степень кандидата экономических наук и был слушателем годовых курсов Экономического института штата Колорадо США; но по первоначальному образованию имея квалификацию бухгалтера, полученного по окончании Ташкентского института народного хозяйства и, возможно, поэтому, наверное, назначенный, я бы сказал, на должность «главного бухгалтера» государства, т.е. Министром финансов Республики Узбекистан, мягко говоря, не очень хорошо знает макроэкономическую теорию и ее практические вопросы.

А почему я даю такую отрицательную оценку знаниям Джамшида Кучкарова в области макроэкономики? Во-первых, просто потому, что он не знает, хотя бы такой элементарный вопрос как, например: на какие виды подразделяется инфляция? Поэтому, он инфляцию, которая может составлять 12-15%, относит не к галопирующей (10-50%), а ВЫСОКОЙ инфляции (200-300%).

Во-вторых, он не знает мнение американского экономиста, лауреата Нобелевской премии по экономике 1976 года Милтона Фридмана о том, что: «Инфляция – эта одна из форм налогообложения, не нуждающаяся в законодательном одобрении». Поэтому он во время своего выступления в Международном пресс клубе, не стал разъяснят журналистам: откуда появился профицит государственного бюджета Узбекистана за первое полугодие 2018 года  в размере 144,3 млрд. сумов? Поэтому возникает вопрос: а может быть это результат инфляции в нашей экономике за первое полугоде 2018 года, составлявшей 6,2%. Инфляции о которой Дж. Кучкаров сам и говорил, с гордостью заявляя, что: «… за шесть месяцев (2018) года имеем инфляцию 6,2%. Это впервые, когда инфляция зафиксирована на том уровне, который мы прогнозировали. В июне у нас была дефляция – 0,4%.». Не зная еще один вопрос макроэкономики – дефляцию, являющейся снижением общего уровня цен и имеющую сезонный характер…

В-третьих, из западных экономистов, преимущественно кейсианцы, полагают, что у ползучей инфляции есть и положительные черты. Предприниматели, бравшие кредит до повышения цен, легко возвращают свои долги и берут новые займы, ожидая, что рост цен облегчит взаиморасчеты по новым долгам (что ваш покорный слуга испытывал на своем собственном опыте в начале 90-х готов прошлого века). Люди, которые хранят свои сбережения в кубышке, решают хранить их в сберегательных банках, чтобы хоть в какой-то степени уберечь их от обесценивания. Это приводит к стимулированию капитальных вложений в производство продукции.

Именно по таким причинам Дж. Кучкаров и начал сеять панику  о возможной катастрофе в экономике Узбекистана. Основываясь только лишь на предположениях и догадках о возможной «ВЫСОКОЙ» инфляции, составляющей 12-14% в этом – 2018 году и 15% в следующем – 2019 году, при «БОЛЬШОМ» дефиците государственного бюджета Узбекистана, при этом, не уточняя: какой именно размер дефицита государственного бюджета, он имел в виду? Причем в то время, когда, по его же словам, Узбекистан от Азиатского банка и Всемирного банка уже получил кредит для поддержки государственного бюджета или бюджетозамещающий заём в размере 800.000.000 (восемьсот млн.) долларов США. А эта сумма при курсе нашей национальной валюты, установленного на 24 июля 2018 года, достигает более 10% размера доходной части государственного бюджета нашей республики на 2018 год, утвержденного Постановлением Президента Узбекистана от 29 декабря 2017 года № 3454.

Так, что стоит обратить внимание господина Дж. Кучкарова не только на, те неопровержимые факты, что государственный бюджет Узбекистана по своему размеру ($20,11 млрд.) равен, всего лишь 55,2% годового бюджета Гарвардского университета ($36,4 млрд.) или почти, что полному размеру годового бюджета Йельского университета США ($20,7 млрд.). Но и следующим макраэкономическим вопросам.

Что такое дефицит государственного бюджета? Разница между доходами и расходами государства составляет сальдо государственного бюджета. Государственный бюджет может находиться в трех различных состояниях: а) когда доходы бюджета превышают расходы, сальдо бюджета положительное, что соответствует излишку или ПРОФИЦИТУ государственного бюджета; б) когда доходы равны расходам, сальдо бюджета равно нулю, т.е. бюджет СБАЛАНСИРОВАН; в) когда доходы бюджета меньше, чем расходы, сальдо бюджета отрицательное, т.е. имеет место ДЕФИЦИТ ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТА.

В современном мире отношение к дефициту государственного бюджета, как правило, отрицательное. Поэтому наиболее популярной является идея сбалансированного бюджета. Исторически в отношении состояния государственного бюджета выдвигалось три концепции: первая – эта идея ежегодного сбалансированного госбюджета; вторая – эта идея госбюджета, сбалансированного по фазам экономического цикла; третья – эта идея сбалансированности не госбюджета, а экономики, в целом.

Концепция ежегодного сбалансированного бюджета состоит в том, что независимо от фазы экономического цикла каждый год расходы бюджета должны быть равны доходам. Это означает, что, например, в период спада, когда доходы бюджета (налоговые поступления) минимальны, государство для обеспечения сбалансированности бюджета должно снижать государственные расходы. И, наоборот, если в экономике бум, т.е. максимальные налоговые поступления, то для уравновешивания расходов бюджета с доходами государство должно увеличить государственные расходы, провоцируя еще больший перегрев экономики и, следовательно, еще более высокую инфляцию…

Концепция государственного бюджета, балансируемого на циклической основе заключается в том, что иметь сбалансированный бюджет ежегодно необязательно. Важно, чтобы бюджет был сбалансирован в целом в течение экономического цикла: бюджетный излишек, увеличивающийся в период бума, когда доходы бюджета максимальны, должен использоваться для финансирования дефицита бюджета, имеющего место в период рецессии, когда резко сокращаются доходы бюджета.

Наибольшее распространение получила концепция, согласно которой целью государства должна быть не сбалансированность бюджета, а стабильность экономики. Эта идея была выдвинута одним из великих экономистов – Дж. М. Кейнсом в его книге «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 г.) и активно использовалась в экономиках развитых стран до середины 70-х годов…

Но и дефицит государственного бюджета может быть профинансирован тремя способами: 1) за счет эмиссии денег; 2) за счет займа у населения своей страны (внутренний долг); 3) за счет займа у других стран или международных финансовых организаций (внешний долг).

Первый из указанных способов называется эмиссионным, или денежным, способом, второй и третий – долговыми способами финансирования дефицита государственного бюджета.

1. Эмиссионный способ финансирования дефицита государственного бюджета заключается в том, что центральный банк увеличивает денежную массу, т. е. выпускает в обращение дополнительные деньги, с помощью которых правительство покрывает превышение своих расходов над доходами.

Этот способ имеет ряд достоинств. Во-первых, рост денежной массы является фактором увеличения совокупного спроса и, следовательно, объема производства. Увеличение предложения денег обусловливает на денежном рынке снижение ставки процента (удешевление цены кредита). А это стимулирует инвестиции и обеспечивает рост совокупных расходов и совокупного выпуска;

Главный недостаток эмиссионного способа финансирования, дефицита государственного бюджета состоит в том, что в долгосрочной перспективе увеличение денежной массы ведет к инфляции, т. е. это инфляционный способ финансирования.

2. Финансирование дефицита государственного бюджета за счет внутреннего долга. Этот способ заключается в том, что государство выпускает ценные бумаги (государственные облигации  и казначейские векселя), продает их населению и полученные средства использует для финансирования превышения государственных расходов над доходами.

Достоинства данного способа состоят в следующем. Во-первых, он не ведет к инфляции, так как денежная масса не изменяется, поэтому в краткосрочном периоде этот способ является неинфляционным. Во-вторых, это достаточно оперативный способ, поскольку выпуск и размещение (продажу) государственных, ценных бумаг можно обеспечить быстро. Население в развитых странах с удовольствием покупает государственные, ценные бумаги, так как они высоколиквидный (их легко и быстро можно продать – это «почти деньги»), высоконадежны (гарантированы государством, которое пользуется доверием) и достаточно доходны (по ним выплачивается процент).

Однако по таким долгам надо поступать не так, как это было у нас в Узбекистане с 12-процентным внутренним, выигрышным займом 1992 года, а платить с настоящими выигрышами и процентами. Иначе население не будет покупать государственные облигации и внутренние займы, если они не будут приносить выигрыши и дохода или если по ним не будут выплачиваться проценты. Выплата процентов по государственным облигациям и займам называется обслуживанием государственного долга. Чем больше государственный долг (т. е. чем больше выпущено государственных облигаций и займов), тем большие суммы из госбюджета должны идти на обслуживание долга. А выплата процентов по государственным облигациям и займам является частью расходов государственного бюджета, и чем они больше, тем больше дефицит бюджета.

Но американские экономисты Сарджент и Уоллес доказали, что долговое финансирование дефицита государственного бюджета является неинфляционным только лишь в краткосрочном периоде, а в долгосрочном периоде, оно может обусловить достаточно высокую инфляцию. Парадоксально, но, чтобы избежать высокой инфляции, специалисты рекомендуют не отказываться от эмиссионного способа финансирования, а использовать его в сочетании с долговым способом.

3. Финансирование дефицита государственного бюджета с помощью внешнего долга. В этом случае дефицит госбюджета финансируется за счет займов у других стран или международных финансовых организаций (Международного валютного фонда – МВФ, Мирового банка, Лондонского и Парижского клубов и др.). Иначе говоря, это тоже вид долгового финансирования, но за счет внешнего заимствования. К достоинствам подобного метода относятся, во-первых, возможность получения крупных сумм, а во-вторых, его неинфляционный характер. При этом способе финансирования, дефицита государственного бюджета страны становиться невозможным «построить» финансовую пирамиду для выплаты внешнего долга, как это может иметь место при выплате внутреннего долга.

Однако утверждают, что главным недостатком этого способа, финансирования дефицита государственного бюджета является то обстоятельство, что при дефиците платежного баланса возможно истощение золотовалютного резерва страны.

Таким образом, все три способа финансирования дефицита государственного бюджета имеют и свои достоинства, и свои недостатки. Финансирование дефицита государственного бюджета с помощью внутреннего или внешнего заимствования ведет к образованию государственного долга.

Поэтому следует отметить, что если внешний долг Узбекистана на 1 апреля 2018 года составлял $14,7 млрд., то его чистые золотовалютные резервы на 1 июля 2018 года, составляли $26,649 млрд…

Министр финансов Республики Узбекистан, господин Джамшид Кучкаров в своем выступлении в пресс клубе остановился на еще одном вопросе. По его словам на сегодняшний день в Узбекистане существует, оказывается, 13 млн. трудоспособных людей, а налог на доходы физических лиц платят лишь 4,5–4,6  млн. из них, в то время как на сегодняшний день получают пенсию 3,3 млн. человек. «То есть 4,6 млн. человек должны обеспечить пенсию 3,3 млн. пенсионеров. Это много или мало, когда, грубо говоря, 1,5 человека должны кормить одного пенсионера? Такой показатель свойственен европейским странам с самым старым населением, таким как Италия, Австрия. Даже у них на одного пенсионера приходится двое работающих. А у нас, несмотря на молодое население, вот такая ситуация».

Однако я вынужден, констатировать, тот неопровержимый факт, что Министр финансов Республики Узбекистан господин Дж. Кучкаров  и в этом вопросе показал себя не с лучшей стороны. Потому, что он, во-первых, указывая на численность трудоспособного населения Узбекистана, которые, по его мнению, достигают 13 млн. человек, упрекнул 8,4–8,5 млн. из них, особенно молодежь, в том, что они якобы не платят налоги со своих доходов, как физические лица.

Несмотря на мою критику недостатков в вопросах, связанных с трудовыми мигрантами,  изложенную в статье «Узбекистан: вызовы, угрозы, проблемы и решения», опубликованной на страницах федерального интернет-издания России «Капитал страны» еще 15 марта 2010 года. С проблемами трудовых мигрантов Министерство труда  Республики Узбекистан серьезно начало заниматься только лишь с конца 2017 года. Видимо поэтому господин  Дж. Кучкаров  не знает и о том, что большинство из этих трудовых мигрантов, из-за отсутствия рабочих мест для них в их собственной стране, превратились в трудовых мигрантов, работающих в ближнем и дальнем зарубежье. И, хотя в 2017 году в России трудовых мигрантов из Узбекистана было официально зарегистрировано всего лишь около 2,66 млн. человек. Однако в 2012 году их количество, достигало максимума, примерно 5,67 млн. человек. Поэтому, в 2006-2017 гг. они только лишь из России в Узбекистан переводили денежных средств на общую сумму в 42.538.120.000 (сорок два млрд. 538 млн. 120 тыс.) долларов США. И переводили они эти средства для содержания своих семей, в т.ч. родителей, получающих у нас в стране мизерные пенсии…

Более того, эта сумма денежных переводов  трудовых мигрантов только лишь из России не только вносила весомый вклад в ВВП Узбекистана за вышеуказанные годы. Но и более чем в десятки раза превышает суммы поступлений налогов с доходов физических лиц, занятых в экономике и сфере управления Узбекистаном за 2006-2017 годы. Суммы поступающих налогов с доходов физических лиц, о чем говорил во время своего выступления господин Дж. Кучкаров.

Во-вторых, нельзя согласиться и с утверждением господина Дж. Кучкарова о том, что якобы в Узбекистане 1,5 человека, работающие в сфере экономики и государственного управления, кормит одного пенсионера. Поскольку Доходы внебюджетного Пенсионного фонда при Министерстве финансов Республики Узбекистан формируются не за счет налоговых поступлений с доходов физических лиц. А в соответствии со статьей 53 Бюджетного кодекса Республики Узбекистан, за счет: установленного размера поступлений единого социального платежа; страховых взносов граждан во внебюджетный Пенсионный фонд; обязательных отчислений во внебюджетный Пенсионный фонд и прочих доходов.

В-третьих, в свете вышеизложенного нельзя согласиться и с утверждением господина Дж. Кучкарова о том положении, что сложилось у нас. То есть то положение, что 1,5 человека должны кормить одного пенсионера, что якобы свойственен и «европейским странам с самым старым населением, таким как Италия, Австрия. Даже у них на одного пенсионера приходится двое работающих». Поскольку и у них налоговые поступления с доходов физических лиц не направляются в Пенсионный фонд для выплат пенсий.

И вообще, у них в Италии Пенсионный фонд – это хозяйствующий субъект, получающий прибыль и, оплачивающий с этой прибыли, льготный налог в 11%. Так, что и в этом вопросе господину Дж. Кучкарову, есть чему учиться у итальянцев. Более того, у них в Италии даже самая низкая пенсия составляет 700 евро или 820 долларов США (по курсу валют, установленных ЦБ РУз на 26 июля 2018 года).

И здесь, в качестве примера, приведу приблизительный расчёт пенсии мужчины-итальянца по действующему налоговому методу «Contributivo», применяемому в Италии и изложенному в одной из, понравившихся мне статей, опубликованной в Интернете.

Представим себе, что некий мужчина – итальянец,  заключил договор на работу по найму в возрасте 25 лет. В контракте с работодателем указана, что его зарплата без учёта премий составить 16000 (шестнадцать тыс.) евро в год.

За первый год работы этот итальянец в пенсионный фонд страны перечислит 33% своего заработка: (16000×0,33=) 5280 евро. Теперь представим себе, что на втором году работы его заработная плата немного повысилась и стала равной, скажем, 16500 евро. Так, что и из этой суммы 33% итальянец перечислить в Пенсионный фонд. А это будет составлять: (16500×0,33=) 5445 евро.

Как мы видим, каждый год сумма отчисления увеличивается. Так, что к 65 летнему своему возрасту рассматриваемому итальянцу, с учетом премий, удастся накопить, скажем, 300000 евро. Но, чтобы определить сумму пенсии, применяют коэффициент трансформации, который в готовом виде представляется в табличной форме, и умножают на него сумму вкладов пенсионера – итальянца.

Пусть теперь для рассматриваемого итальянца-пенсионера коэффициент трансформации его годового дохода, определяемый из таблицы, для его пенсионного возраста в 65 лет, будет равным 5,435% от 300000 евро. Отсюда следует, что наш итальянец-пенсионер будет получать пенсию в размере (300000×5,435 =) 1747,8 евро или 2048 долларов США в месяц (при расчете курса иностранных валют на 26 июля 2018 года по данным ЦБ РУз).

И здесь хочется обратить внимание читателей и господина Дж. Кучкарова на такой факт из нашей жизни. Один из друзей вашего покорного слуги, как об этом сообщили ему из внебюджетного Пенсионного фонда через SMS, с 15 июля 2018 года будет получать, оказывается, пенсию в размере 721718,8 сум. А эта сумма пенсии по курсу нашей национальной валюты по состоянию на 26 июля 2018 года будет эквивалентной всего лишь 92,7 долларам США, что почти в 8,46 раза меньше, чем минимальная пенсия в Италии…

Так, что господин Дж. Кучкаров и другие наши министры должны быть очень осторожными в своих высказываниях, касающихся экономических показателей развитых стран, таких, как Италия и в вопросах сравнения их данных с данными нашей экономики. Поскольку в других европейских странах, в т.ч. и в Австрии, вопросы, связанные с экономическими показателями, как зарплата, пенсии, ВВП на душу населения и т.д., обстоят еще лучше, чем в Италии…

Несмотря на свою вышеприведенную белиберду о возможном крахе экономики Узбекистана, заместитель Премьер-министра, Министр финансов Республики Узбекистан Дж. Кучкаров, все же во время своего выступления в Международном пресс клубе, оказывается, твердо заявлал, и о том, что: «Президент поставил историческую задачу – обеспечить бездефицитность бюджета на среднесрочную перспективу». А это утверждение господина Дж. Кучкарова позволяет с уверенностью сказать, что в течение ближайших 3-5 лет никакого дефицита госбюджета нашей страны не будет.

Значит и никакая катастрофа экономике Узбекистана не угрожает! Ибо конечная цель реформ, осуществляемых Президентом нашей страны Шавкатом Мирзиёевым, не доведение экономики Узбекистана к краху, а поднятие ее до высокого уровня – уровня стандартов развитых европейских стран, способных обеспечить нашим людям высокий уровень и качество жизни, как у них…

Автор: Рустамжон Абдуллаев, доктор экономических наук, академик.

Ташкент, 28 июля 2018 года.

Свидетельства о госрегистрации в качестве СМИ № 0954 от 12.04.2013 г. и 24.11.2017г, ISSN 2181 - 7332