О коренном реформировании судебной системы, органов прокуратуры, следствия и пересмотре норм некоторых законодательных актов

Посещаемость: 141
О коренном реформировании судебной системы, органов прокуратуры и следствия

На веб-сайте www.strategy.uz

опубликован проект Государственной программы на 2019 год, провозглашенный Годом активных инвестиций и социального развития (далее – Государственная программа – 2019).

В проект Государственной программы-2019 включены 253 пунктов, согласно которым запланированы мероприятия, отражающие ключевые задачи по социально-экономическому развитию Республики Узбекистан, озвученных Президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым в его Послании Олий Мажлису от 28 декабря 2018 года. Там же опубликован и проект Указа Президента Узбекистана по данному вопросу. Кроме того там есть и ссылка для внесения предложений по новым пунктам Государственной программы-2019. Поэтому я решил внести следующие свои предложения во II раздел Программы под названием «Обеспечение приоритета законов и приоритетные направления дальнейшего реформирования судебно-правовой системы» («Қонун устуворлигини таъминлаш ва суд-ҳуқуқ тизимини янада ислоҳ қилишнинг устувор йўналишлари»).

Ибо я, столкнувшись с вопиющими нарушениями законов со стороны работников прокуратуры и судий, изучал не только наш, но и опыт других стран относительно их судебной системы, органов прокуратуры и следствия, а также нормы уголовного законодательства. Поэтому пришел к выводу о необходимости коренного реформирования судебной системы, органов прокуратуры и следствия и в нашей стране. А также совершенствования норм некоторых статей УК, УПК РУз и др. законов и подзаконных актов, для того, чтобы впредь в Узбекистане от некомпетентных, безграмотных и коррумпированных следователей, прокуроров, судей и ревизоров ГлавКРУ, не пострадал ни один предприниматель.

Более того, после публикации этих моих предложений в некоторых российских сайтах Олий Мажлис внес в УПК РУз точно такую статью, которую я предлагал, т.е. статью 951 под названием «Недопустимые доказательства». Однако я не согласен с переводом и содержанием этой статьи в изложении УПК РУз на узбекском языке. Ибо название этой статьи на узбекский язык переведен как «Далилларнинг мақбул эмаслиги», в то время как «Недопустимые доказательства» необходимо было перевести как: «Йўл қўйиб бўлмайдиган далиллар». К тому же и содержание этой статьи значительно отличается от того текста, которого я предлагал.

Поэтому, учитывая, что предлагаемые мною предложения применяются в мировой практике достаточно успешно и длительное время. Я решил предложить их еще раз в очень краткой форме, с некоторыми дополнениями для того, что бы эти мои предложения были в той или иной форме учтены в текстах Государственной программы-2019 и Указа Президента Республики Узбекистан по данному вопросу. Значит и при внесении поправок и изменений в соответствующие законы и подзаконные или нормативно-правовые акты. И так:

1. При реформировании судебных органов предлагаю создать суд присяжных (ҳакамлар ҳайъати). Суд присяжных, являющийся формой судопроизводства по уголовным делам, при которой вопросы факта, то есть вопросы о том, было или не было совершено само преступление, совершил ли подсудимый данное преступление, в том числе виновен ли подсудимый в его совершении, заслуживает ли он снисхождения, решают не профессиональные судьи-юристы, в наших условиях, склонные стать коррупционерами, как об этом утверждает сам Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев. А коллегия граждан-неюристов, сформированная методом случайной выборки. Решение вопросов права — юридическая квалификация содеянного, назначение наказания, разрешение гражданского иска и т. д. остаётся за профессиональным судьёй, председательствующим в судебных заседаниях.

Тогда у граждан Республики Узбекистан, освобождаемых со стороны Президента Республики Узбекистан Шавката Мирзиёева от репрессивных судейских троек, наподобие внесудебных репрессивных троек НКВД СССР времен Сталина,  у них впервые в истории, появиться право участвовать в осуществлении правосудия в качестве присяжных заседателей. Присяжных заседателей при рассмотрении судами первой инстанции подсудных им уголовных дел. Так, что в ближайшее время необходимо подготовить и принять Закон РУз «О присяжных заседателях судов общей юрисдикции в Республики Узбекистан», с внесением соответствующих изменений и поправок в УК, УПК и другие законы РУз.

2. Предлагаю исключить из компетенции Генерального, областных и районных прокуроров полномочия по процессуальному руководству предварительным следствием. А такая необходимость, в свою очередь, потребует упразднения дискредитировавшую себя Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан.

Поэтому предлагаю:

2.1. Упразднить Генеральную прокуратуру Республики Узбекистан, при котором Министерство юстиции может возглавить: или Генеральный прокурор РУз, как, например, в США, являясь одновременно и главой Министерства юстиции; или просто Министр юстиции РУз, как это имеет место сейчас.

2.2. Создать в составе Министерства юстиции Управление прокуроров Узбекистана. Прокуроров, носящих не военную форму офицеров, а гражданскую одежду или судейскую мантию во время судебного процесса, в котором они участвуют в качестве государственных обвинителей. При этом с целью обеспечения состязательности судебных процессов статус прокуроров по-настоящему должен быть приравнен со статусом адвокатов (и/или защитников), защищающих подозреваемых, обвиняемых и подсудимых.

3. Предлагаю создать Следственный комитет Республики Узбекистан. Следственный комитет РУз, непосредственно подчиненный и подотчетный Президенту Республики Узбекистан и являющийся специальным государственным органом, не входящим в систему центральных исполнительных органов нашей республики и осуществляющий дознание, следствие, оперативно-розыскную деятельность и вытекающие из них иные функции. Функции, которые относятся сейчас к ведению Генпрокуратуры РУз, МВД РУз и СГБ РУз. При этом думаю, что в ведении МВД РУз можно оставить дознание и оперативно-розыскную деятельность.

Значит руководство деятельностью Следственного комитета РУз должен осуществлять сам Президент Республики Узбекистан, как это имеет место, например, в Российской Федерации. 

Ибо часть 3 статьи 1 Федерального закона России «О Следственном комитете Российской Федерации» № 403-ФЗ от 28 декабря 2010 года, гласит, что:

«Президент Российской  Федерации  осуществляет  руководство деятельностью  Следственного  комитета, утверждает Положение о Следственном  комитете Российской Федерации и устанавливает штатную численность Следственного комитета, в том числе штатную численность военных следственных органов Следственного комитета».

Тогда никакой оппозиционер не сможет упрекнуть и обвинять Президента Республики Узбекистан во вмешательстве в дела предварительного следствия, если он возьмёт какое либо уголовное дело под свой личный контроль или поручит председателю Следственного комитета РУз, разобраться и доложить о таких уголовных делах, имеющих общественный резонанс и т.п.

4. Для того чтобы реализовать право Президента Республики Узбекистан, изложенное в части 1 статьи 93 Конституции Республики Узбекистан, предлагаю изложить диспозицию статьи 2 Закона РУз «О высшем судейском Совете Республики Узбекистан», в следующей редакции:

«Высший судейский совет Республики Узбекистан (далее — Совет) является органом судейского сообщества, оказывает содействие в обеспечении соблюдения конституционного принципа независимости судебной власти в Республике Узбекистан и реализации конституционного права Президента Республики Узбекистан, выступать в качестве гаранта соблюдения прав и свобод граждан, Конституции и законов Республики Узбекистан».

В связи с выдвижением первого предложения, предлагаю:

а) Дополнить диспозицию статьи 6 Закона РУз «О высшем судейском Совете Республики Узбекистан» следующей задачей:

«разработка проектов решений  Президента Республики Узбекистан по жалобам граждан по поводу несостоятельности и незаконности приговоров судебных органов, после рассмотрения таких жалоб, со стороны Председателя Верховного суда Республики Узбекистан в порядке надзора и оставлении изложенных в этих жалобах просьб, без удовлетворения».

б) Дополнить диспозицию статьи 7 Закона РУз «О высшем судейском Совете Республики Узбекистан» следующим полномочием:

«вносить на рассмотрение Президента Республики Узбекистан проекты его решений по жалобам граждан по поводу несостоятельности и незаконности приговоров судебных органов, после рассмотрения таких жалоб, со стороны Председателя Верховного суда Республики Узбекистан в порядке надзора и оставлении изложенных в этих жалобах просьб, без удовлетворения».

При этом если будет принят мой или другой проект  Закона РУз «О присяжных заседателях судов общей юрисдикции в Республики Узбекистан», то необходимо учесть и этот вопрос в законе РУз «О высшем судейском Совете Республики Узбекистан».

5. В связи с внесением предложений пункта 4, предлагаю дополнить пункт 1 статьи 93 Конституции Республики Узбекистан второй и третьей  частями, в следующей редакции:

«имеет право отправлять правосудие, поэтому рассматривать и принимать необходимые решения по жалобам граждан по поводу ошибочности и незаконности приговоров судебных органов, после их рассмотрения со стороны Председателя Верховного суда Республики Узбекистан в порядке надзора и оставления изложенных в этих жалобах просьб, без удовлетворения.

поручает подготовку проектов решений по жалобам, поданным частью два данного пункта настоящей статьи, Высшему судейскому Совету Республики Узбекистан, с требованием, в случаях подтверждения, изложенных в этих жалобах фактов, отразить в проектах подготавливаемых решений по этим жалобам, отмену судебных решений и внесении предложений в Верховный суд Республики Узбекистан о полной реабилитации граждан, осужденных на основе подобных ошибочных судебных решений».

6. Предлагаю:

восстановить статью 53 Уголовного кодекса РУз в следующей редакции:

«Конфискация имущества состоит в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства всего или части имущества, являющегося частной (личной) собственностью осужденного»;

или же дополнив эту статью возможностью конфискации имущества, предусмотренного в статьях 211, 284 и 285 УПК РУз, исключив возможность их конфискацию на основании перечисленных статей УПК РУз.

7. С учетом разъяснений, изложенных в Постановлении Пленума Верховного суда РУз «О некоторых вопросах применения норм уголовно-процессуального закона о допустимости доказательств» от 24 сентября 2004 г. № 12 и 24 августа 2018 г. № 24,  предлагаю:

изложить ст. 82 УПК РУз в следующей редакции:

«Статья 82. Обстоятельства, подлежащие доказыванию

1. При производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления);

2) виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы;

3) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого;

4) характер и размер вреда, причиненного преступлением;

5) обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;

6) обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;

7) обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания;

8) обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со статьями 211, 284 и 285 Уголовно-процессуального кодекса Республики Узбекистан, в виде денег и иных ценностей, действительно были нажиты преступным путем;

2. Подлежат выявлению также обстоятельства, способствовавшие совершению преступления».

— В силу изложенных выше обстоятельств в статье 95УПК РУз, под названием «Недопустимые доказательства», должны быть предусмотрены следующие нормы:

«1. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 82 настоящего Кодекса.

2. К недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

3) результаты ревизии предприятия, назначенного не руководителем этого предприятия, а постановлением следователя, особенно в тех случаях, когда такое действие следователя, осуществлено до возбуждения уголовного дела в отношении материально-ответственных лиц предприятия;

4) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса».

учитывая статью 201 УПК РУз и то обстоятельство, что в соответствии с Законами РУз «Об общества с ограниченной и дополнительной ответственностью» и «Об акционерных обществах и защите прав акционеров», назначение ревизии в таких обществах входит в компетенцию общего собрания, единоличных руководителей и других исполнительных органов таких обществ, исключить из Уголовно-процессуального кодекса РУз главу 221 под названием «Ревизия».

8. Учитывая тот факт, что по нашему – узбекскому законодательству, право собственности состоит из ТРИАДЫ ПОЛНОМОЧИЙ, т.е. прав владения, пользования и распоряжения. А действующий Уголовный кодекс РУз это обстоятельства не учитывает и до сих пор остается в плену социалистических понятий и их определений в этом вопросе. Поэтому и хищение чужого имущества,  путем присвоения, вверенного виновному или находящееся в его ведении,  должна быть квалифицирована, как превращение чужой собственности в частную (личную) собственность виновного, с оформлением на его имя вышеуказанной триады полномочий собственника. Иначе назвать какое либо деяние, похожее на это деяние нельзя называть хищением чужого имущества путем присвоения, вверенного виновному (или находящееся в его ведении). В силу этих обстоятельств, предлагаю разделить статью 167 Уголовного кодекса РУз на два равноценных статей. Например, на статью 167 УК РУз под названием «Хищение путем присвоения» и статью 1671УК РУз, под названием «Хищение путем растраты».

Тогда, если диспозицию статьи 167 УК РУз можно изложить в следующей редакции:

«Хищение путем присвоения чужого имущества, вверенного виновному, на основании превращения этого имущества в его собственность, с юридическим оформлением на него триады полномочий собственника, т.е. прав владения, пользования и распоряжения,

наказывается…», то диспозицию статьи 1671 УК РУз можно изложить в следующей редакции:

«Хищение путем растраты чужого имущества, вверенного виновному,

наказывается…».

Помимо этого необходимо учесть, что по этим статьям могут быть привлечены к уголовной ответственности только лишь материально ответственные лица предприятия, которым могут быть вверены или находится в их ведено какие либо материальные ценности и/или имущество предприятия, где они работают по договору найма….

9. Дополнить «Положение о Главном контрольно-ревизионном управлении Министерства финансов Республики Узбекистан и его территориальных контрольно-ревизионных управлениях», утвержденное Постановлением Кабинета Министров РУз от 30 июня 2015 г. № 173 пунктом IX, под названием: «Функции, запрещенные ГлавКРУ и контрольно-ревизионным управлениям в Республике Каракалпакстан, областях и городе Ташкенте». И в этом пункте данного Положения закрепить норму, согласно которой:

«25. ГлавКРУ и контрольно-ревизионным управлениям в Республике Каракалпакстан, областях и городе Ташкенте запрещается проводить ревизии финансово-хозяйственной деятельности предприятий, частного сектора экономики.

26. Начальникам ГлавКРУ и контрольно-ревизионных управлений в Республике Каракалпакстан, областях и городе Ташкенте,  принять к сведению, что согласно действующему уголовному законодательству (ст. 201 УПК РУз) дознаватели, следователи и суды не имеют права назначать ревизии финансово-хозяйственной деятельности частных предприятий, обществ с ограниченной и дополнительной ответственностью и акционерных обществ и привлекать к ним ревизоров из ГлавКРУ и контрольно-ревизионных управлений в Республике Каракалпакстан, областях и городе Ташкенте».

10. В связи вышеизложенными предложениями предлагаю осуществить полную реабилитацию предпринимателей, осужденных по сфабрикованным уголовным делам по ст. 167 УК РУз. То есть  за хищения государственного имущества в обществах с ограниченной ответственностью и частных предприятиях, инкриминированных предварительным следствием и судом на основе ревизий, проведенных в таких предприятиях со стороны некомпетентных ревизоров КРУ или ГлавКРУ Минфина РУз. Считая, что их уголовные дела построены исключительно на основе недопустимых доказательствах. А для того, чтобы реализовать данное предложение на практике, считаю необходимым создание комиссии или Суда присяжных при Верховном суде РУз на основе Указа Президента Республики Узбекистан или соответствующего Закона РУз, для рассмотрения или пересмотра ранее неудовлетворенных жалоб бывших предпринимателей, обвиненных и осужденных на основе недопустимых доказательств

Автор: Рустамжон Абдуллаев, доктор экономических наук, академик.

Ташкент, 11 января 2019 года.

Свидетельства о госрегистрации в качестве СМИ № 0954 от 12.04.2013 г. и 24.11.2017г, ISSN 2181 - 7332